Мальчики и девочки в свои семнадцать лет – -2019. 2

"За мной, мой читатель...": Сочинение по тексту А.Лиханова.

     Текст
 1)Мальчики и девочки в свои семнадцать лет сейчас почти всегда выглядят как взрослые «дяди» и «тёти», а чуть копни глубже -часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки), пассивность, чёрствость, бездушие… (2)Но откуда всё это вдруг берётся? (3)Да и берётся ли вдруг? (4)Часто приходится слышать: современная молодёжь горя не видела… (5)И это ставится чуть ли не в упрёк. (6)А разве только при виде горя люди становятся добрее? (7)Разве не радом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители чёрствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри и у которых она часто в зачаточном состоянии? (8)Будет ли она со временем развиваться? (9)И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе всё, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, – только будь таким, каким мы хотим тебя видеть, и не причиняй нам хлопот… (10)Разве может возвысить человека такое «добро» – сначала отправить учиться своё чадо в «престижную» школу, «престижный» вуз, а отдыхать только на «престижный» курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном и неудобном случае? (11)Вот, мол, бери, пользуйся, но помни… (12)Вряд ли такое «добро» сделает добрее. (13)Скорее будет наоборот. (14)И ещё. (15)Дети получают в школах, «престижных» и обычных, необходимые знания: по математике, физике, литературе -много всего. (16)Детей учат музыке, рисованию. (17)Дети занимаются спортом – их учат быть сильными, красивыми. (18)А вот доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать), такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. (19)Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека. (20)…Однажды мой сын спросил у одного из своих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. (21)Тот чуть ли не возмущённо ответил: «Но у неё есть я!..» (22)Он принимал как должное то, что его молодая, красивая, добрая мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нём, тревоги за него. (23)Сейчас, спустя десять лет, друг сына уже женат, у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. (24)Он получил от близкого человека всё, что ему было нужно. (25)Но оправдана ли была та материнская жертва? (26)Он никогда об этом не задумывался. (27)Его этому не научили. (28)Страшно, когда человек остаётся в душевном одиночестве. (29)Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. (ЗО)Подростку, который остаётся в одиночестве, ещё тяжелее. (31)Может быть, он не будет злым, жестоким. (32)Но и добрым он не будет.

Сочинение.
  Кто способен воспитать в ребёнке нравственные качества? Именно проблему взаимопонимания, духовной близости педагога и воспитанника поднимает в своём тексте А.Лиханов.

       Автор начинает рассуждение с того, что даёт обобщённое описание современной молодёжи (предложения 1-3): «неподготовленность к взрослой жизни», «пассивность, чёрствость, бездушие…» Писатель задумывается о том, откуда берутся эти качества, он считает, что дорогие подарки и престижные школы не смогут развить лучшие нравственные качества человека (предложения 5-13), ведь они воспитываются только близкими людьми. 

        А если близкие люди «пытаются отгородиться от подростка», то он так и не научится доброте, сочувствию по отношению к родным людям. А.Лиханов убеждает читателя в этом, приводя пример «материнской жертвы» (предложения 20-27). 

     Также писатель подчёркивает, что «доброте, сочувствию, такту, ответственности» не научит школа. Настоящим «Человеком» могут воспитать только поистине близкие люди, которым подросток доверяет. 

     Позиция автора ясна: сам педагог должен быть человеком неравнодушным, чтобы воспитать в ребёнке доброту, ответственность за свои поступки. Нельзя не согласиться с А.Лихановым в том, что только духовно близкие ребёнку люди могут воспитать в нем нравственные качества, ведь чуткость и внимание не позволят человеку остаться «в душевном одиночестве».
        Итак, взаимопонимание между педагогом и воспитанником – залог хорошего воспитания.

«Актуальные вопросы содержания КИМ ЕГЭ 2019 года по русскому языку» 2 октября 2018 г

laraas2011gmail.blogspot.com

8. Мальчики и девочки в свои семнадцать лет


Мальчики и девочки в свои семнадцать лет сейчас почти всегда выглядят как взрослые «дяди» и «тёти», а чуть копни глубже – часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки), пассивность, чёрствость, бездушие …
Но откуда всё это вдруг берётся? Да и берётся ли вдруг?
Часто приходится слышать: современная молодёжь горя не видела… И это ставится чуть ли не в упрёк. А разве только при виде горя люди становятся добрее? Разве не рядом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители чёрствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри и у которых она часто в зачаточном состоянии? Будет ли она со временем развиваться? И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе всё, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, - только будь таким, каким мы хотим тебя видеть, и не причиняй нам хлопот…
Разве может возвысить человека такое «добро» - сначала отправить учиться своё чадо в «престижную» школу, «престижный» вуз, затем отдыхать только на «престижный» курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном случае? Вот, мол, бери, пользуйся, но помни… Вряд ли такое «добро» сделает добрее. Скорее будет наоборот.
И ещё. Дети получают в школах «престижных» и обычных, необходимые знания: по математике, физике, литературе – много всего. Детей учат музыке, рисованию. Дети занимаются спортом – их учат быть сильными, красивыми. А вот доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать), такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека.
… Однажды мой сын спросил у одного из своих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. Тот чуть ли не возмущённо ответил: «Но у неё есть я!..» Он принимал как должное то, что его молодая, красивая, добрая мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нём, тревоги за него. Сейчас, спустя десять лет, друг сына уже женат у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. Он получил от близкого человека всё, что ему было нужно. О оправдана ли была та материнская жертва? Он никогда об этом не задумывался. Его этому не научили.
Страшно, когда человек остаётся в душевном одиночестве. Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. Подростку, который остался в одиночестве, ещё тяжелее. Может быть, он не будет злым, жестоким. Но и добрым он не будет.
( По А. Лиханову)
Лиханов Альберт Анатольевич (/ родился в 1935 г.) – прозаик, публицист, педагог и общественный деятель, автор книг, посвящённых детям.

Текст А.Лиханова об одиночестве подростков
Проблемы Позиция автора

filesclub.net

Текст ЕГЭ Лиханова

Подготовка к ЕГЭ по русскому языку

Текст ЕГЭ 2019 А.А. Лиханова Темы: духовная близость, детство, взаимопонимание.

(1)Мальчики и девочки в свои семнадцать лет сейчас почти всегда выглядят как взрослые «дяди» и «тёти», а чуть копни глубже -часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки), пассивность, чёрствость, бездушие... (2)Но откуда всё это вдруг берётся? (3)Да и берётся ли вдруг? (4)Часто приходится слышать: современная молодёжь горя не видела... (5)И это ставится чуть ли не в упрёк. (6)А разве только при виде горя люди становятся добрее? (7)Разве не рядом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители чёрствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри и у которых она часто в зачаточном состоянии? (8)Будет ли она со временем развиваться? (9)И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе всё, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, - только будь таким, каким мы хотим тебя видеть, и не причиняй нам хлопот... 

(10)Разве может возвысить человека такое «добро» - сначала отправить учиться своё чадо в «престижную» школу, «престижный» вуз, а отдыхать только на «престижный» курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном и неудобном случае? (11)Вот, мол, бери, пользуйся, но помни... (12)Вряд ли такое «добро» сделает добрее. (13)Скорее будет наоборот. (14)И ещё. (15)Дети получают в школах, «престижных» и обычных, необходимые знания: по математике, физике, литературе -много всего. (16)Детей учат музыке, рисованию. (17)Дети занимаются спортом - их учат быть сильными, красивыми. (18)А вот доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать), такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. (19)Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека.


(20)...Однажды мой сын спросил у одного из своих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. (21)Тот чуть ли не возмущённо ответил: «Но у неё есть я!..» (22)Он принимал как должное то, что его молодая, красивая, добрая мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нём, тревоги за него. (23)Сейчас, спустя десять лет, друг сына уже женат, у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. (24)Он получил от близкого человека всё, что ему было нужно. (25)Но оправдана ли была та материнская жертва? (26)Он никогда об этом не задумывался. (27)Его этому не научили. (28)Страшно, когда человек остаётся в душевном одиночестве. (29)Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. (30)Подростку, который остаётся в одиночестве, ещё тяжелее. (31)Может быть, он не будет злым, жестоким. (32)Но и добрым он не будет.

Подготовка к сочинению ЕГЭ

rustutors.ru

Текст № 37 (по Лиханову) - Тексты для написания задания 27 с комментариями - ЕГЭ по русскому языку - Каталог статей

             (1)Мальчики и девочки в свои семнадцать лет сейчас почти всегда выглядят как взрослые «дяди» и «тёти», а чуть копни глубже – часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки), пассивность, чёрствость, бездушие... (2)Но откуда всё это вдруг берётся? (3)Да и берётся ли вдруг? (4)Часто приходится слышать: современная молодёжь горя не видела... (5)И это ставится чуть ли не в упрёк. (6)А разве только при виде горя люди становятся добрее? (7)Разве не радом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители чёрствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри и у которых она часто в зачаточном состоянии? (8)Будет ли она со временем развиваться? (9)И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе всё, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, – только будь таким, каким мы хотим тебя видеть, и не причиняй нам хлопот... (10)Разве может возвысить человека такое «добро» - сначала отправить учиться своё чадо в «престижную» школу, «престижный» вуз, а отдыхать только на «престижный» курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном и неудобном случае? (11)Вот, мол, бери, пользуйся, но помни... (12)Вряд ли такое «добро» сделает добрее. (13)Скорее будет наоборот. (14)И ещё. (15)Дети получают в школах, «престижных» и обычных, необходимые знания: по математике, физике, литературе – много всего. (16)Детей учат музыке, рисованию. (17)Дети занимаются спортом – их учат быть сильными, красивыми. (18)А вот доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать), такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. (19)Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека. (20)...Однажды мой сын спросил у одного из своих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. (21)Тот чуть ли не возмущённо ответил: «Но у неё есть я!..» (22)Он принимал как должное то, что его молодая, красивая, добрая мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нём, тревоги за него. (23)Сейчас, спустя десять лет, друг сына уже женат, у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. (24)Он получил от близкого человека всё, что ему было нужно. (25)Но оправдана ли была та материнская жертва? (26)Он никогда об этом не задумывался. (27)Его этому не научили. (28)Страшно, когда человек остаётся в душевном одиночестве. (29)Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. (ЗО)Подростку, который остаётся в одиночестве, ещё тяжелее. (31)Может быть, он не будет злым, жестоким. (32)Но и добрым он не будет.

                                                                                              (По А.Лиханову*)

* Лиханов Альберт Анатольевич (родился  в 1955 г.) – прозаик, публицист, педагог и общественный деятель, автор книг, посвященных детям.

 

 

Основные проблемы

Авторская позиция

1.Проблема возникновения пассивности, безответственности и бездушия современной молодёжи. (Откуда появляются пассивность, безответственность и бездушие в современной молодёжи? Так ли неожиданны эти качества?)

1.Безответственность, пассивность и бездушие современной молодёжи не случайны: это следствие неправильного воспитания.

2.Проблема отцов и детей, ответственности старшего поколения за воспитание детей. (Кто отвечает за нравственное воспитание молодёжи?)

2.За воспитание чувства ответственности, человечности, доброты в подрастающем поколении отвечает старшее поколение.

3.Проблема истинных и ложных ценностей в воспитании. (В чём заключается воспитание?)

3.Нельзя подменять воспитание материальными вложениями в ребёнка.

4.Проблема духовной близости воспитателя и воспитанника. (Кто может воспитать в ребёнке высокие нравственные качества, научить его доброте, состраданию?)

4.Только духовно близкий неравнодушный человек может привить ребёнку истинные нравственные ценности.

 

banakhevich.ucoz.ru

Лиханов Альберт. Собрание сочинений (Том 4)

   Извините за столь сумбурное и сбивчивое письмо.
   А. Н., Чита".
   ВТОРОЕ "МОЖНО"
   "Мальчики и девочки в свои семнадцать сейчас почти всегда выглядят как дяди и тети внешне (акселерация?), а чуть копни глубже - часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки), пассивность, приспособленчество, черствость, бездушие, да мало ли еще...
   Но откуда все это вдруг берется? Да и берется ли вдруг?
   Часто приходится слышать: вот вы, молодежь, горя не видели... И это ставится чуть ли не в упрек. А разве только при виде горя люди становятся добрее? Разве не рядом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители черствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри, но она в зачаточном еще состоянии? Будет ли она со временем развиваться? И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе все, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, - только будь таким, каким мы хотели тебя видеть, и не причиняй нам хлопот...
   Разве может возвысить человека такое "добро" - сначала "достать" престижную путевку на "престижный" курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном и неудобном случае? Вот, мол, бери, пользуйся, но помни... Вряд ли такое "добро" сделает доброе. Скорее будет наоборот.
   Может сложиться впечатление, что я всю вину пытаюсь свалить на взрослых. Нет.
   Молодежь инфантильна? Может быть. Мы многого не умеем. Но не правы и те "непререкаемые авторитеты", которые утверждают полную нашу несостоятельность в смысле гражданственности. Мы не видели горя, не мерзли в окопах и не провожали в последний путь самых близких, самых родных. И только потому мы хуже? Но кто знает, как поведут себя все эти инфантильные, несостоятельные, беспомощные мальчики и девочки в тяжелую минуту?
   Я недаром взяла в кавычки слова "непререкаемые авторитеты" - нельзя судить людей только по тому, что они никогда не знали ни горя, ни тягот войны.
   И еще. Дети получают в школе необходимые знания - математика, физика, литература, много всего. Детей учат музыке, рисованию. Дети занимаются спортом - их учат быть сильными, красивыми. А вот доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать), такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека.
   ...Однажды моя мама спросила у одного из моих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. Он чуть ли не возмущенно ответил: "Но у нее есть я!.." Он принимает как должное то, что его молодая, красивая, добрая мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нем, тревоги за него. Сейчас этот мой товарищ женат, у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. Он получил от близкого человека все, что ему было нужно. Но нужна ли была ему та жертва? Он никогда об этом не задумывался. Его этому не научили.
   Страшно, когда человек остается в душевном одиночестве. Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого, умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. Когда в одиночестве остается подросток, ему еще тяжелее. Может быть, он не будет злым, жестоким. Но добрым он тоже не будет.
   X. 3., 21 год, Уфа".
   ТРЕТЬЕ "МОЖНО"
   "После школы ничего не хотелось делать - ни работать, ни учиться. Понимала, что так нельзя, дома ломала голову, куда пойти. Сама ничего не придумала и по настоянию мамы поступила в кулинарное училище. Два года училась через пень-колоду, но профессию приобрела. И год ходила на работу, как на каторгу. Уйти бы с этой работы, но и ни к чему другому душа не лежала. Потом уволилась и три месяца ходила в "безработных". Мать "запилила". Немного стало мне потруднее - не было денег даже на кино, не получала обновок. А в общем, все было неплохо: сытно ела, обута-одета и крыша над головой. Потребности в работе не было. С близкими все в порядке: все деды-бабки работали, мама на пенсии и продолжает работать. А мне было все неинтересно до тех пор, пока не попробовала самостоятельности.
   В двадцать лет уехала на другой конец Союза временно поработать, да так и осталась там. Нашла дело по душе, появилась цель в жизни, главное, узнала цену копейке. Обо всем надо было заботиться самой, не было надо мной опекуна, и я сразу повзрослела.
   Сейчас у меня семья, муж хорошо зарабатывает. Особой нужды в моей зарплате нет, получаю я мало. Но работу я не брошу, хотя, как и любая другая женщина, задыхаюсь от недостатка времени, в кино лишний раз некогда сходить, домашняя работа закружила. И не потому, как говорят, что на работе иная атмосфера, общение с коллегами (или как еще можно назвать?), а просто уже ощущаешь потребность в труде.
   И сейчас я могу сказать, откуда истоки инфантилизма - от родительской чрезмерной любви, от всепрощения. В таких случаях надо отдаляться детям подальше от дома, поискать себя без чьей-либо помощи. А мамы и папы стараются всеми правдами и неправдами втиснуть свое чадо в институт. Не понимая, что этим самым задерживают выход из стадии инфантилизма.
   Б. Н., 30 лет, Владивосток".
   Кому-то может показаться, что три выхода из тысяч слишком уж организационно-конкретны: уйти в армию, уехать на Восток, научиться сочувствовать, сопереживать; есть, мол, в этом некий наивный прагматизм, что ли, излишняя практичность исхода - не совет ли, не тот ли искомый общий рецепт, коего, как утверждал Сухомлинский, нет и быть не может.
   Далек от этой мысли.
   Повторю: исходов множество, болезнь излечима самыми разными способами. Важно помнить об одном - лечение это должно избегать как "пере", так и "недо". Пережимы и недоработки чреваты осложнениями. Берясь лечить инфантилизм, важно, как и при всякой другой болезни, вовремя поставить точный диагноз. А дальше - действовать. Учителям, воспитателям и прежде всего родным.
   Считается, что любовь к дитяти не может быть глупой. Увы, может быть. Но выберем иное слово - неразумной, и эта формулировка не кажется такой уж неприемлемой.
   Против неразумной, слепой, ничего окрест не замечающей любви - во имя любви осознанной, мудрой, желающей добра и ведущей к праведному поступку вот, пожалуй, единственно возможный и действительно общий для всего сущего совет.
   А сущее это - отец и дочь, мать и сын, даже если речь идет о чужих детях и родителях других детей.
   Все в мире рядом, а подлинное добро распространяется от одних к другим, от старших к младшим и наоборот, соединяя всех нас в единое целое.
   В Л А С Т Ь В Е Щ Е Й,
   И Л И
   П О В Е С Т Ь О Н Е Н А Й Д Е Н Н Ы Х И Д Е А Л А Х
   ПРЕЛЮДИЯ О МЕРЕ ИСКРЕННОСТИ И ПЕДАГОГИКЕ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА
   Вначале - о мере искренности. О праве на педагогику - не только педагога.
   О воспитателях неодушевленных, сила воздействия которых убедительнее всяких слов, - о вещах, о деньгах, о ценностях материальных, которые порождают новое в моральном - в отношениях между людьми.
   Так вот, о мере искренности.
   Познание души ребенка, отрока, юноши - не есть педагогическая цель. Цель всякого воспитания - формирование личности, идейной убежденности, а значит, зрелой, гармоничной, честной и работящей. Познание характера и его душевных глубин лишь фундамент, на котором строится личность ученика умелыми руками и сердцем учителя. А мера искренности - пароль на право входа в эту душу.
   Понятие, прямо скажем, из деликатнейших и полностью зависит только от взрослого - от его осторожности, такта, чувства предела.
   Юные люди доверяют только умнейшим, да и то в них сызмала существует порог откровенности, черта, за которой ученик или уклоняется от ответа, или говорит полуправду, или произносит то, что от него ждут, на самом деле думая совсем иное.
   Глубоко убежден: если учитель ощутил порог откровенности, если понял - мера искренности исчерпана, следует тотчас остановиться в любых наступательных действиях; остановиться, чтобы задуматься - как идти дальше и надо ли идти вообще. Чувство, интуиция, тонкость без всякого преодоления барьеров откровенности подскажут настоящему воспитателю ответ на незаданный вопрос, укажут путь для дальнейшего движения.
   Эти соображения - для замкнутого коллектива: класс - учитель, сын родители.
   Но воспитание - это сила, способная воздействовать на человека и в разомкнутом пространстве. Человека ведь воспитывает все: истина, услышанная в трамвае, пример, поданный кем-то на улице, статья в газете, спектакль в театре, книга, прочитанная в библиотеке.
   Педагогика окружающей человеческой среды, общественных контактов, педагогика жизненных ситуаций сплошь да рядом вступает в соревнование с педагогикой школьной и семейной, смело опрокидывая их устои, перечеркивая достигнутое, отрицая доказанное, внося смятение в неокрепшую душу подростка.
   Чаще всего растущий человек отмалчивается, и сколько нужно любви, внимания, душевного интереса ближних - отца, матери, учителя, - чтобы увидеть перемены в нем, чтобы услышать их неслышный голос, чтобы понять, где нужно прибавить сил и энергии и восстановить утраченное равновесие разновеликих истин.
   Но иногда в поиске истины - и не так редко - растущий человек обращается к разомкнутому пространству.
   Со стороны вроде пишет в никуда.
   Разве анонимное письмо в редакцию, общественную организацию, к писателю - письмо кому-то? Ответа же не будет, раз письмо без обратного адреса. Да если и с адресом - какой глубины и убежденности придет обратный ответ, коли речь идет не о жалобе, а о деле нравственном, всеобщем, что ли?
   И тем не менее письма такие идут.
   И чем наивнее, неиспорченнее человек, тем больше верит он в ответ разомкнутого пространства, в ответ, который, как кажется ему, он непременно получит - не здесь, так там, не так, но иначе.
   И здесь следует сказать об ответственности разомкнутого пространства. Но вначале два слова - о его структуре.
   Разомкнутое пространство, а другими словами, весь окружающий мир, пожалуй, можно поделить на две части - организованную, выражаясь модными словами, ангажированную, и менее организованную, а то и вовсе безответственную, но тем не менее тоже ангажированную, иначе говоря, тоже служащую тем или иным целям. Хотя не вполне осознанно.
   Книга, театр, фильм, конечно же, относятся к первой части и, если говорить про нашу жизнь, служат добру.
   Но словоизлияния подвыпившего мужичка в трамвае, задиристое поведение ватаги подростков на улице, грубость в очереди, площадная бесцензурность, рвачество, спекуляция, пьянство, превращение жизни в сплошную гонку за престижным барахлом суть педагогика отрицательного свойства, тот самый дурной пример, который заразителен и который во многих конкретных ситуациях способен вселить сомнение в идеи добра.
   Не надо, однако, думать, что, обращаясь к разомкнутому пространству, растущий человек обращается лишь только к организованной части окружающего его мира, хотя письма адресованы именно туда - не станешь же писать пьяному старикану, который произнес свою тираду в трамвайном вагоне и сгинул в неизвестность. Да, человек, адресуясь к организованной части разомкнутого пространства, обращается к нему в целом. И организованный мир должен дать ему ответ, в том числе за мир неорганизованный - за весь мир.
   На этом пока остановимся, подчеркнув одно важное обстоятельство: анонимное обращение к окружающему миру чаще всего отличается одной особенностью - предельной искренностью. Искренностью до дна.
   Говорить здесь о мере искренности не приходится, потому что, собственно, инициативное обращение подростка ко всему миру, как правило, носит характер исповеди предельной откровенности.
   Иначе говоря, подросток никогда - или почти никогда - не откроется так учителю или родителям, как открывается он в исповеди, не рассчитанной на конкретный ответ.
   И все же - психологический парадокс - безусловно рассчитанной на него.
   Можно сделать вывод: воспитательное воздействие разомкнутого пространства, педагогики окружающего мира, иначе говоря, педагогика в широком понимании этого слова имеет возможность более глубинного, более искреннего - за порогом барьера искренности - познания ребенка, подростка, юноши. И в более широком смысле - познания детства, отрочества, юности, самых неясных их мест, самых сложных их противоречий, которые порой отражают и общественные противоречия того или иного этапа.
   Так создается поле для действия не одной лишь профессиональной педагогики. Возникает право - и обязанность - на воспитание педагогики общественной, народной. Не зря же кино и книга, телевидение и газета смело становятся - без чьих-либо санкций - непосредственной педагогической силой. И сила их воздействия ничуть не меньше, чем опыт профессионального воспитателя.
   Впрочем, это лишь прелюдия к одному юношескому откровению.
   Письмо Игоря - без адреса, и, значит, он не ждет ответа.
   Но можно ли промолчать, прочитав его?
   ПИСЬМО, ТРЕБУЮЩЕЕ ОТВЕТА
   "В наше - даже в мое - время возникло новое выражение: эквивалентная дружба. Дескать, ты мне, а я тебе, потому и дружим. А коли ты мне ничего дать не способен, чего же мне с тобой дружить, с какой стати? Можно найти друзей повыгоднее. Ну и что из этого?
   Проблемой вещей хороших, импортных сейчас никого не удивишь. Кстати, хорошие книги сейчас тоже относятся к разряду вещей. Но вещи вещами, а желание хорошо одеться есть у каждого человека. Для молодежи - это просто важная часть жизни. Например: старая проблема с джинсами. Как были ходовым товаром для спекулянтов, так и остались. Но вот вопрос: откуда они их берут? Не думайте, что они их привозят из-за тридевяти земель. Постоянные "толкачи" просто имеют хороших знакомых среди "крупных рыб" импортных баз, ОРСов. Или вот, скажем, купил у меня сосед машину "Волга" за 9000 р., теперь она уже 15000 р. Пусть я получаю в среднем 174 р. в месяц, пусть трачу на еду 50 р. в месяц. Чтобы накопить деньги на машину, мне нужно работать 11,5 лет. А если учесть, что нужно одеваться, отдыхать, купить другие вещи? Срок возрастет до 25 лет - Уз жизни. Но вот глядишь кругом все покупают что-то очень дорогое. А ведь и тебе тоже хочется. Духовной пищей никого не удивишь, да и где взять ее? Книги с рук дорогие. Откуда люди берут деньги, не с неба же? Заработаны честным трудом? Нет!
   И сейчас я уже не верю ни в какие нравственные устои. Была у меня девушка из очень обеспеченной семьи. Знакомые у них все - "шишки". Отец ее прямо сказал: "Не ходи с ней, она тебе не пара, оборванец". А через неделю я ее увидел в машине одного пацана. Понимаете, папа ему на 16 лет подарил "Москвич". Мне на 16 лет "Москвич" не подарили. Не думайте, у меня есть и отец и мать. Но сейчас жизнь дорожает. Денег хватает в обрез. Тут не до "Москвичей".
   С тех пор я злой на людей и могу совершить все, любой поступок. Я не верю, что кто-то стоит на истинно нравственной, бойцовской позиции. Я не верю людям.
   Игорь Т., Уфа".
   СМЕЩЕНИЕ ЦЕЛИ, ИЛИ НЕОДУШЕВЛЕННЫЕ ПЕДАГОГИ
   1
   Люди, родившиеся до войны, хорошо помнят первые послевоенные радости: коммерческие магазины, где подороже можно было купить сладостей ребятишкам и масла, отмену карточек и хлеб досыта, вместо ордеров на одежонку даже детям - рулоны добротной мануфактуры: чистая шерсть, чистый шелк. Жили в коммуналках - на кухне десяток керогазов, но каждая обнова в каждой комнатенке - событие для кухни, для рассуждений и обсуждений: если лучше становилось одним - это было обещание и другим.
   Про свары коммунальных кухонь мы знаем немало смешного и драматичного еще по книгам Зощенко, а вот про их доброту и соучастие, помощь и душевность, людское тепло и отзывчивость, про знание каждым печалей и радостей другого - про это настала пора задуматься теперь. Они дорогого стоят.
   Отдельные квартиры той давней порой почитались блаженством едва ли не высшим, имевший отдельную всегда был лицом значительным, с особыми заслугами, - известный генерал, народный артист, крупный ученый. Им не завидовали - их признавали. Как не может народ жить без красивой мечты, так не может он жить без известных ученых, артистов и генералов.
   Все было проще. И каждый знал, как звать по имени-отчеству хозяек шумливых керогазов на общей кухне. Имела ли коммуналка свою педагогику? Еще какую! И двор большого дома, как двор дома маленького, имел свою педагогику, отличную от двора, где жило мало людей.
   Глупо было утверждать, что скученность и общежитие рождают лишь положительные эмоции, повторяю, об этом уже сказал Зощенко. Если уж враждовали, то до крайних степеней. И война между двумя соседями не приносила лавров, зато с лихвой - всеобщего посмешища. Так что, когда жилья стало прибывать, никто не держался за осточертевшие коммуналки.
   И вот - если не все, то большинство - рассыпались по отдельным квартирам, как по сотам. И вдруг обнаружилось: кое-что теряется. И кое-что возникает.
   Теряется знание друг о друге, желание, а то и возможность помочь: в чужой монастырь со своим уставом не лезь, не так ли? Да еще коли дверь заперта. Теряется простая возможность - поговорить о пустяках, о заботах. Уходит добрососедство - за него держатся разве что старушки, которые по давней привычке выходят со своими стульями на воздух, к подъезду большого дома. Но старушки помирают, а молодым некогда познакомиться, потолковать, зайти друг к другу. Имен и фамилий соседей маловато кто знает.
   А что возникает?
   Отчужденность. Безразличие становится признаком хорошего тона. Местом сходки и рассуждений становится не общая кухня, а работа, институт, школьный класс.
   2
   Разобщенность и растущее благополучие порождают новое - состязание на иную тему.
   Не кто быстрее, выше, дальше - пробежал, прыгнул, метнул, - а у кого и что есть, красивее и лучше. На работе взрослые люди - мужчины и женщины - сильно соревнуются на предмет квартир: у кого и как она обставлена. Из кожи лезут, чтобы достать такое же, как у товарища по службе. Мебель, посуду, ковры.
   В эпоху всеобщей бедности соревнование тоже было, конечно поскромней, и ему хватало плацдарма коммунальной кухни. Современный обыватель соревноваться с соседями не хочет не только из-за разобщенности, но еще и из-за того, что в случае выигрыша победа на лестничной площадке не может принести нравственного удовлетворения. Это удовлетворение ищут на работе или в кругу друзей, так сказать - среди своих. Такое первенство ведь и на службе сказаться может - больше уважения, выше авторитет.
   В былые времена мы уповали на истину, что-де материальное благополучие автоматически повлечет за собой моральное совершенство личности, дай, мол, только хорошенько одеться да обуться, обеспечить отдельными квартирами да машинами, ну, еще неплохо бы поголовное высшее образование, и - на тебе, воцарится повсюду любовь и дружество на почве благоденствия.
   По жизни все выходит сложнее, путанее.
   Разобраться в путаном как будто несложно, укажи только на истинность подлинных ценностей, но вот мешает общее мнение.
   Общее мнение - далеко, конечно, не общее и уж, конечно, не общественное мнение, но сила, власть у него громадные. Общее мнение - это как раз у той, второй, неорганизованной части разомкнутого пространства, окружающего мира, который вроде бы всюду, а вроде бы - и нигде.
   Так вот, материальное благополучие недолго пребывает - в своей массе - в стабильно-удовлетворенном состоянии. Имеющему квартиру хочется хорошо устроить ее - и это естественно. Затем, быть может, ему хочется устроить ее по последнему писку моды, сверхсовременной мебелью - что ж, и в этом нет ничего дурного, если это в возможностях человека. Материальных, разумеется. Но если возможности ограниченны, а своего хочется, хоть умри?
   На этом-то пределе, на этой грани желаний и возможностей и рождается много смертных грехов, драм и даже катастроф. Но, главное, рождаются зависть, злоба, ненависть.
   Следует оговориться: речь идет о нормальных, честных людях. Спекулянтов и ворье рано или поздно ждет подходящая статья Уголовного кодекса, и, надо заметить, желание и возможности, нечестность и беззаконие чаще всего идут в параллель. Соответствует желание возможностям, честь и закон живут в ладу. Не совпадают, рухнуло равновесие - знай, что равновесие между законом и человеческой порядочностью тоже нарушено.
   Человек, точно поезд, летит под откос.
   3
   Все это - из разряда простых истин, доступных пониманию не только любого взрослого, но и ребенка.
   Не такое сложное дело - пояснить своему чаду, что вовсе не смысл жизни - двадцать лет копить на "Волгу". Можно просто обойтись без нее. А соседу, если он заработал деньги на эту машину честно, можно совершенно спокойно и вежливо кланяться при встрече. Как соседу - не больше, не меньше. А не как соседу, заработавшему право на уважение. Никакая вещь, даже самая ценная, еще не повод для особого уважения ее хозяина. Людей, слава богу, на Руси всегда уважали не за их имущество, а за их ум и умение.
   Если же сосед украл деньги, на которые купил машину, - что ж, мораль нашей жизни не просит, а требует и призывает поставить его на место самым законным путем - в прямом и переносном смысле слова.
   Не завидуй честно заработанному. Борись с воровством - как подлинный гражданин своего отечества. Две эти истины настолько бесспорны, просты и очевидны, что только диву даешься, когда встречаешь путаницу: иные без зазрения совести завидуют честно заработанному, а жуликов - вместо того чтобы с ними воевать - просят еще и достать что-нибудь этакое дефицитненькое, где-то в глубинах души отыскивая для вора лестные эмоции: умеет человек жить, ах, уме-ет!
   Кстати говоря, жулье - хоть мы и уговорились рассуждать не о нем часто очень поворотливо, изощренно, страх дает ему высшее образование по части сообразительности, и оно так ухитряется устроиться среди своего окружения, причем не только бесчестного, - мелкими услугами, помощью, вниманием, - что претензии к нему утрачиваются, стираются, исчезают. Жулье как бы обретает черты вкрадчивого сервиса - запчасти дефицитные, кофточку импортную, вкусную еду достанет, и, покупая втридорога, ему еще трижды спасибо скажут да и поклонятся.
   Так что приспособляемость жулика поразительна, и, к сожалению, довольно часто он вызывает среди людей, знающих его, куда меньше зависти все же рискует! - и беспокойства, чем крупный инженер, ученый, специалист, который купил машину не таясь, открыто и держит ее во дворе большого дома.
   Игорь в своем письме ни слова не сказал о соседе, который купил "Волгу". Кто он, что он, похоже, вовсе не интересует паренька. А ведь зря. Существенная, даже решающая подробность. Ведь если, предположим, купил сосед машину на честные деньги, про Игоря его возмущение дурно говорит. Получается, что человеку, начинающему жить, просто завидно. Вычислил: двадцать пять лет ждать придется. А может, сосед двадцать пять лет и ждал. Или сделал что-то такое в жизни, за что ему такие деньги по закону должны в руки попасть. По праву.
   Игорь, судя по всему, начинающий рабочий. И не так-то плохо начинающий - судя по заработку. Все, как говорится, впереди. Профессионализм, учеба и - что ж! - достижения в работе - этой самой или, может, другой. Глядишь, станет зарабатывать так, что соберет и на машину. И будет эта его машина - не просто благо, не только имущество, но прежде всего эквивалент хорошей, сложной, важной работы, эквивалент ума и физических затрат, которые он отдает обществу, - а общество ему за это, пожалуйста, машину.
   Но дело в том, что сперва надо чем-то овладеть, чему-то научиться, чего-то достичь. Никто и ничего в этом мире не приносит на тарелочке. Все надо заработать, всего надо добиться. И ни в каком обществе никакие блага не даются просто так.
   Это очевидная истина.
   И между прочим, достижение благосостояния может быть одним из внутренних стимулов человеческой подвижности - роста, развития, учения. Тут нет ничего греховного. Но только именно так - одним из, а не единственным - и целью, и смыслом.
   Жить ради шмоток, ради машины, ради дачи, жить ради, во имя какого бы то ни было имущества - постыдно, ибо у человека есть куда более высокие предназначения: дело, любовь, дети, умение, совесть, верность - разве мыслимо перечислить великое множество составных человеческого счастья?
   4
   В том-то и дело, что человек обязан следить за собой - во имя самого себя и суда человеческой чести.
   Следить за собой, в моем понимании, означает лишь одно - не разменивать себя, свою жизнь на мелочь бытовых достижений. Разве же не преступно перед самим собой, перед высшим даром жизни, гоняться за модными шмотками, напрочь забыть старую русскую поговорку - по одежде встречают, да по уму провожают. Некоторым, особенно молодым, неутвердившимся - а Игорь относится к ним, - кажется, будто поговорка эта устарела и смысла не имеет или смыслом ее возможно пренебречь. Им кажется, коли ты в джинсах да дубленке - так уже что-то, личность, человек!
   Для кого - человек? Для зеленых огольцов, как ты? Для девиц, истративших полжизни в погоне за импортной парфюмерией?
   А не стоит ли, впадая в копеечное отчаяние, хоть раз задуматься: может, я что-то крупно перепутал в этой жизни? За цель принимаю антураж, пену? Ведь джинсы - не больше, чем штаны. А дубленка не больше, чем шубейка, - раньше их носили извозчики, так, может, и впредь будут таскать их шоферы грузовиков в дальние рейсы?
   А может, подумать, что новомодная мебель - всего-то лишь стулья да диваны? И легковой автомобиль - только средство передвижения?
   И если так подумать - то что же останется?

thelib.ru

ЕГЭ по русскому языку — уроки доброты: natalvital — LiveJournal

Хочу привести пример текста для написания сочинения при подготовке к сдаче единого государственного экзамена по русскому языку.

Автор данного текста - Альберт Анатольевич Лиханов - детский и юношеский писатель, президент Международной ассоциации детских фондов, председатель Российского детского фонда.

Мальчики и девочки в свои 17 лет сейчас почти всегда выглядят как взрослые "дяди" и "тёти", а копни глубже - часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки), пассивность, чёрствость, бездушие...
Но откуда всё это вдруг берётся? Да и берётся ли вдруг?
Часто приходится слышать: современная молодёжь горя не видела... И это ставится чуть ли не в упрёк. А разве только при виде горя люди становятся добрее? Разве не рядом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители чёрствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри и у которых она часто в зачаточном состоянии? Будет ли она со временем развиваться? И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе всё, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, - только будь таким, каким мы хотим тебя видеть, и не причиняй нам хлопот...
Разве может возвысить человека такое "добро" - сначала отправить учиться своё чадо в "престижную" школу, "престижный" вуз, а отдыхать только на "престижный" курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном и неудобном случае? Вот, мол, бери, пользуйся, но помни... Вряд ли такое "добро" сделает добрее. Скорее будет наоборот.
И ещё. Дети получают в школах, "престижных" и обычных, необходимые знания: по математике, физике, литературе - много всего. Детей учат музыкеи рисованию. Дети занимаются. А доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать), такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека.
...Однажды мой сын спросил у одного из своих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. Тот чуть ли не возмущённо ответил: "Но у неё есть я!.." Он принимал как должное то, что его мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нём, тревоги за него. Сейчас, спустя 10 лет, друг сына уже женат, у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. Он получил от близкого человека всё, что ему было нужно. Но оправдана ли была та материнская жертва? Он никогда об этом не задумывался. Его этому не научили.
Страшно, когда человек остаётся в душевном одиночестве. Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. Подростку, который остаётся в одиночестве, ещё тяжелее. Может быть, он не будет злым, жестоким. Но и добрым он не будет.

Вот такой текст. Мне кажется, что для того, чтобы написать сочинение на такую тему, необходимо в течение всей учебы в школе получать нравственные уроки. Учить ребенка сопереживать, чувствовать боль другого человека - по-моему этому сейчас не учат.
Как вы думаете, смогут ли дети, мало читающие, не получившие должного воспитания, написать сочинение на такую тему? А вы бы смогли?

natalvital.livejournal.com

Приведите аргументы из литературы по тексту А. Лиханова

Мальчики и девочки в свои 17 лет сейчас почти всегда выглядят как взрослые "дяди" и "тёти", а копни глубже - часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки) , пассивность, чёрствость, бездушие ...

Но откуда всё это вдруг берётся? Да и берётся ли вдруг?

Часто приходится слышать: современная молодёжь горя не видела ... И это ставится чуть ли не в упрёк. А разве только при виде горя люди становятся добрее? Разве не рядом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители чёрствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри и у которых она часто в зачаточном состоянии? Будет ли она со временем развиваться? И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе всё, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, - только будь таким, каким мы хотим тебя видеть, и не причиняй нам хлопот ...

Разве может возвысить человека такое "добро" - сначала отправить учиться своё чадо в "престижную" школу, "престижный" вуз, а отдыхать только на "престижный" курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном и неудобном случае? Вот, мол, бери, пользуйся, но помни ... Вряд ли такое "добро" сделает добрее. Скорее будет наоборот.

И ещё. Дети получают в школах, "престижных" и обычных, необходимые знания: по математике, физике, литературе - много всего. Детей учат музыкеи рисованию. Дети занимаются. А доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать) , такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека.

Однажды мой сын спросил у одного из своих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. Тот чуть ли не возмущённо ответил: "Но у неё есть я! ... " Он принимал как должное то, что его мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нём, тревоги за него. Сейчас, спустя 10 лет, друг сына уже женат, у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. Он получил от близкого человека всё, что ему было нужно. Но оправдана ли была та материнская жертва? Он никогда об этом не задумывался. Его этому не научили.

Страшно, когда человек остаётся в душевном одиночестве. Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. Подростку, который остаётся в одиночестве, ещё тяжелее. Может быть, он не будет злым, жестоким. Но и добрым он не будет.

iotvet.com

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments